schegloff (schegloff) wrote,
schegloff
schegloff

Из старого: О двух подходах к пониманию "труда" в трудовой теории стоимости

В свое время я написал своего рода "путевой очерк", посвященный моему прочтению "Капитала" Маркса - Читая Дедушку. Поскольку в последнее время тема Маркса и трудовой стоимости всплыла сразу в двух журналах моих френдов, решил выложить сюда отрывок, как нельзя лучше иллюстрирующий проблемы исследователя, продавшего душу дьяволу и вынужденного поэтому писать не то, что сам думает, а то, что надо.

Ниже следует текст двухлетней давности, января-февраля 2005 года:

...
Ну вот, а теперь мы подошли к самому темному и противоречивому месту "Капитала". Нет, речь не идет о "великом противоречии" между 1 и 3 томом; с ним мы легко разберемся в надлежащем месте. [не разобрался, стало неинтересно - С.Щ.] Я говорю о куда более фундаментальной проблеме, так и не получившей в "Капитале" недвусмысленного решения: о проблеме ИНТЕНСИВНОСТИ труда.

Прежде всего, попробую объяснить, в чем собственно заключается ПРОБЛЕМА. С точки зрения формальной модели, которой я пользовался во всех последних рассуждениях, труд есть особый РЕЖИМ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ рабочей силы, создающий СТОИМОСТЬ. Рабочая сила может функционировать и в другом режиме, режиме не-труда - в этом случае никакой стоимости НЕ СОЗДАЕТСЯ. Таким образом, определить труд в рамках данной модели - значит задать СПОСОБ РАЗЛИЧЕНИЯ "рабочего" и "свободного" режима функционирования рабочей силы. От этого способа различения будет зависеть, какой продукт человеческой деятельности можно, а какой нельзя считать имеющим стоимость.

До сих пор я придерживался следующего понимания труда: труд есть ВРЕМЯ, в течение которого рабочая сила функционирует в рамках ТОВАРНОГО производства. То есть любая деятельность, направленная на создание продукта с целью ОБМЕНА, есть труд, и любая же деятельность, не имеющая целью этот ОБМЕН, есть не-труд. Обратите внимание: отличие труда от не-труда заключается не в самом "материальном", чувственно-воспринимаемом процессе "колочения по клавишам" или "копания земли", а в ЦЕЛИ этого процесса, причем в цели объективной (вовлеченности данной деятельности в процесс общественного производства), а не вовсе не в той ее превращенной форме, которой руководствуется единичный работник!

Данное (назовем его "товарным" по способу различения трудовой и не-трудовой деятельности) определение позволяет количественно и весьма ТОЧНО оценить общий объем стоимости, которая может быть создана в рамках любого общества (будь то готтентоты или марсиане): численность населения, помноженная на расчетный период времени. Столько-то человеко-лет, не больше и не меньше (напомню в очередной раз, что речь идет о стоимости, а не о потребительной стоимости; одна и та же стоимость может выражаться и в трех корочках хлеба на человека в день, и в десятке биг-маков).

Однако такое ("товарное") понимание труда никоим образом не является общепринятым! Начиная уже с самого Маркса, определявшего труд как "расходование человеческой рабочей силы" и, более конкретно, - как "расходование человеческого мозга, мускулов, нервов, рук...", "труд" стал рассматривается как расходование не времени, а ЧЕГО-ТО ДРУГОГО.

(Я думаю, что эта тенденция возникла в связи с канонизацией Маркса как социального философа, в результате чего его теория изучалась и развивалась философами, антропологами - но НЕ ЭКОНОМИСТАМИ; в результате понятие - труд - сформулированное Марксом применительно к ТОВАРНОМУ ПРОИЗВОДСТВУ, было обобщено на ВСЮ человеческую деятельность, а в некоторых случаях - пресловутые "инстинктивные виды труда" - даже и на поведение животных:

"...до возникновения общества прошли сотни тысяч лет, в течение которых доисторический предок человека трудился, но труд его еще носил животнообразный характер" (Б.Ф.Поршнев "О начале человеческой истории").

Сам же Маркс - по крайней мере, в период написания "Немецкой идеологии" - понимал труд совершенно конкретно: как НЕСВОБОДНУЮ деятельность, почему и писал прямо: "Коммунистическая революция... устраняет труд").

Приведу несколько характерных для такой "расширительной" трактовки "труда" высказываний:

"Подолинский показал, что труд есть деятельность, которая связана с регулированием потоков энергии. Некоторые виды труда исключительно эффективны в вовлечении энергии Солнца в хозяйство, другие - в ее сохранение и переработку, так что в совокупности человечество может обеспечить поток отрицательной энтропии, достаточный для устойчивого развития. Но для этого трудовая теория стоимости должна быть дополнена энергетическим балансом - политэкономия должна была соединиться с физикой". (С.Г.Кара-Мурза, "Экологическая экономика")

"... мерой труда предлагается считать его продолжительность, рабочее время: час, день... Ясно, что эта мера крайне неопределенна, поскольку не включает интенсивность труда, которую невозможно охарактеризовать, особенно в случаях использования техники, не применяя энергетические показатели, а именно: сколько килокалорий, джоулей или ватт затрачено на производство продукции". (А.В.Поздняков "Стратегия российских реформ")

"...информация и есть тот уникальный, теоретически верно вычисленный Марксом, но ошибочно отождествленный с рабочей силой товар, который "способен увеличивать стоимость в процессе его потребления": овеществления, воплощения" (В.Вильчек, "Прощание с Марксом")

Вы чувствуете разницу? Труд, понимаемый как просто как рабочее (не-свободное) время, и труд, имеющий ИНТЕНСИВНОСТЬ, способный быть "более трудом" и "менее трудом" в зависимости от перенесенной на товар энергии или информации - это ведь совершенно РАЗНЫЕ понятия! Причем на уровне обыденного (не теоретического) сознания второй - энерго-информационный - подход представляется совершенно ОЧЕВИДНЫМ: ведь интуитивно ясно, что "хороший работник создает больше стоимости, чем плохой"!

Так чем же прикажете ИЗМЕРЯТЬ стоимость?! Неужели набившим оскомину "рабочим временем", как делает Маркс в первом томе "Капитала" (правда, постоянно пересчитывая его в шиллинги по курсу затрат времени на добычу золота)? Или же можно сделать большой шаг вперед и начать наконец измерять стоимость ПРАВИЛЬНО - то есть затратами энергии или информации?!

Как видите, вопрос о том, что такое ИНТЕНСИВНОСТЬ труда, фактически является вопросом о ЕДИНИЦЕ ИЗМЕРЕНИЯ СТОИМОСТИ (традиционно прошу не путать с ценой - та в рублях измеряется, тут разногласий нету).

Попробуем разобраться, как же сам Маркс в "Капитале" понимал ИНТЕНСИВНОСТЬ труда. Как уже не раз отмечалось в предыдущих рассуждениях, до 13 главы "Капитала" (оставаясь в рамках формальной модели) Маркс рассматривает труд как СРЕДНИЙ, "с обычной степенью интенсивности". Рассмотрение интенсивности труда начинается только в связи с анализом машинного производства:

"Само собой разумеется [ох уж эта марксова манера! все у него "совершенно очевидно" да "само собой разумеется" - С.Щ.], что по мере развития машин и накоплении опыта среди собственно машинных рабочих естественно увеличивается скорость, а потому и интенсивность труда".

Маркс произнес ключевое слово: СКОРОСТЬ. Если стоимость создается затратами ВРЕМЕНИ, то говорить о скорости невозможно (за один час проходит ровно один час, и всегда будет проходить только один час); следовательно, труд есть НЕЧТО ИНОЕ, чем время. Вот так новость для приверженца "формальной модели"! Уж не пора ли мне посыпать голову пеплом?! Тем более что в том же абзаце Маркс дополнительно подчеркивает:

"...рабочий благодаря повышению производительной силы труда получает возможность произвести больше при прежней затрате труда в течение прежнего времени"

"Затрата труда в течение времени" - что это, если не СКОРОСТЬ труда?! Что это, как не "трудоединицы в час", священный Грааль "марксистской" политэкономии?! Маркс же прямым текстом пишет:

"Более интенсивный час десятичасового рабочего дня содержит теперь столько же или больше труда... чем более пористый час двенадцатичасового рабочего дня"

Но стоп! Что это за слово такое - "пористый"?! Какое отношение оно имеет к СКОРОСТИ? Ведь не называем же мы пешехода более "пористым", когда он отстает от автомобиля?! Что это - метафора или намек на ДРУГУЮ трактовку понятия "интенсивности"? Читаем дальше:

"... в том, чтобы рабочий действительно расходовал больше рабочей силы, об этом заботится капитал посредством метода оплаты".

Интересная новость: оказывается, у рабочих, "продавшего свою шкуру" капиталу, есть возможность ВЫБИРАТЬ, сколько рабочей силы расходовать! Как это, интересно знать, им удается, когда:

"надсмотрщики... наблюдают за тем, чтобы рабочие не теряли ни минуты времени", и "степень бдительности и внимательности рабочих едва ли может быть повышена"?!

А вот так - МОЖЕТ, и все тут. Эмприрический факт:

"Г-н Р. Гарднер ввел с 20 апреля 1844 года на двух своих больших фабриках в Престоне 11-часовой рабочий день вместо 12-часового. По истечении приблизительно года обнаружился тот результат, что "... при прежних издержках было получено прежнее количество продукта, и... в целом рабочие за 11 часов зарабатывали ровно столько же, сколько раньше за 12 часов".

Интересное кино, не правда ли?! Надсмотрщики, выжимающие из рабочих последние соки, не в силах прибавить и 1% к выработке - а стоит сократить рабочий день на 9%, как выясняется, что сами рабочие в тех же самых условиях (Гарднер ведь только рабочий день менял, о применении новых машин не сказано ни слова!) легко прибавляют те же самые 9%!

Что же это за величина такая, интенсивность труда, что сам рабочий контролирует ее с точностью до процента, а вот надсмотрщик, сколько бы он ни пялил глаза, не способен разглядеть ее и с вдесятеро меньшей точностью?! Скорость движения рук или ног? Литры выступившего пота? Количество потраченных калорий?! Частота пульса?

Вы что же, всерьез полагаете, что английский рабочий 19 века ИЗМЕРЯЛ эти показатели?

Но как же тогда рабочий определяет (а что он определяет, с очевидностью следует из выработки, которая, как оказалось, ничуть не зависит от продолжительности рабочего дня!) РАСХОД своего "труда"?! Без секундомера, калориметра и нормировщика, самостоятельно, с точностью до 1% (попробуйте-ка вручную определить вес или размер с такой точностью)?!

(Признаюсь, что вопрос этот чисто риторический: рабочему и в голову не придет измерять сам ТРУД - он попросту считает ПРОДУКЦИЮ, переводит ее в зарплату и, заработав нужные деньги, попросту позволяет себе расслабиться; однако это ведь МОЯ точка зрения, а мы тут Маркса читаем!).

Вот как отвечает на этот вопрос сам Маркс, цитируя Lord Ashley:

"Труд, заключающийся в том, чтобы в течение 12 часов следовать за двумя мюль-машинами, составлял, при прядении пряжи № 40, в 1815 году 8 миль ходьбы... В 1832 году дистанция... составляла 20 миль...".

Слава Лорду Эшли! Найдена неуловимая субстанция стоимости - она заключается в МИЛЯХ ХОДЬБЫ!

Смешно? Думаю, что далеко не всем - потому как от измерения стоимости в милях ходьбы один только шаг до измерения ее в джоулях и тонно-километрах. Сторонники "энергетической" модели стоимости могут смело записывать Маркса в свои предшественники: он цитирует лорда Эшли совершенно серьезно, откладывая в сторону свой обычный для комментирования "буржуазных авторов" язвительный стиль. В 13 главе "Капитала" Маркс и В САМОМ ДЕЛЕ считает, что 20 миль ходьбы создают в 2,5 раза БОЛЬШУЮ стоимость, чем 8 миль. Или, по крайней мере, удачно ДЕЛАЕТ ВИД, что так считает:

"Не подлежит никакому сомнению, что, когда законом у капитала раз навсегда отнята возможность удлинения рабочего дня, его тенденция компенсировать себя за это систематическим повышением степени интенсивности труда и превращать всякое усовершенствование машин в средство усиленного высасывания рабочей силы скоро должна снова привести к тому поворотному пункту, где становится неизбежным новое сокращение рабочего дня".

Ну что ж, Маркс подтвердил свою репутацию "р-революционера", горой стоящего за эксплуатируемых рабочих. Правда, для этого ему пришлось:

1) на время забыть про свою теорию стоимости и сравнивать выработку 1815 и 1832 годов в натуральных, а не в стоимостных показателях (большее КОЛИЧЕСТВО пряжи = больше затрат труда; а ведь у Гарднера получались одни и те же ИЗДЕРЖКИ - следовательно, и стоимости были сопоставимы!);

2) отбросить "экономический детерменизм" и признать, что основным стимулом для внедрения машин стал... ЗАКОН, а вовсе не экономическая целесообразность;

3) пойти на заведомо ошибочный прогноз, предсказав постоянное сокращение рабочего дня по мере развития машинного производства - между тем как 8-часовой рабочий день, пришедший на смену 10-часовому, благополучно просуществовал до наших дней.

Вот пример истинно МАРКСИСТСКОГО подхода к науке: если требуется поступиться принципами ради пропаганды, поступаться принципами следует НЕМЕДЛЕННО И ДО КОНЦА! Так и только так пишутся подлинно великие книги!
...

В 2005 году я еще не знал, что Маркс писал "Капитал" по заказу Фининтерна (или вообще значительную часть "Капитала" за него написал некий майор английской разведки), отсюда и заключительный пассаж на тему "принципов пропаганды". Но двойственность "Капитала" - весьма толковая "формальная модель" с одной стороны, и насквозь идеологическая "эксплуатация" с другой, - проступает сквозь текст даже при просто внимательном прочтении. Самое печальное, что "затратный" подход к определению понятия "труда" до сих пор остается самым популярным в трудовой теории стоимости, благодаря чему оная теория так и остается чем-то вроде теории теплорода в физике.
Tags: экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments