schegloff (schegloff) wrote,
schegloff
schegloff

Categories:

Что делать (4a): Глобальные проекты и социальный прогресс

Уважаемый [profile] bacr сформулировал спорный, но яркий образ положения дел на идеологических фронтах:

Весь спектр современных мировых проектов находится в диапазоне от езды взад-вперед по одному отрезку до митинга перед поездом. У ряда мировых проектов такое состояние является желаемым и осознанным выбором. К таким проектам относится глобальные финансисты, с концом истории Фукуямы... Часть шкалы смыслов из анекдота в данный момент не реализована никем. Нет прогресса. Из популярных авторов на создание нового смысла и нового прогресса, в виде зловещего интеллектуального превосходства над противником, надеется один Андрей Фурсов.

[Приведу для полноты цитату из видео-лекции Фурсова: "21 век выиграет тот, кто создаст принципиально новую науку о человеке и об обществе, то есть опережающую науку... которую Полани называл зловещим интеллектуальным превосходством".]

Действительно, самая популярная идеология последних 30 лет предлагает нам в качестве светлого будущего законы шариата, а в качестве прогресса - строительство новых мечетей. Набирающий силу Русский мир только что озвучил аналогичный социальный идеал - нажимаем на кнопочку, и сразу в рай. Казавшаяся во времена Фукуямы абсолютным победителем "либеральная демократия" не вдохновляет сегодня даже создавшие ее народы (Брекзит, Трамп), поскольку в качестве "свободы, равенства, братства" впаривает покупателю тотальный контроль за мыслепреступлениями (политкорректность) и разделение людей на правильных представителей социальных меньшинств и неправильных всех остальных.

Идея "прогресса" на рынке глобальных проектов выглядит безнадежно проигравшей идее "порядка", отличной иллюстрацией чему является диаграмма из статьи Школьникова:


На картинке перечислены гео (от слова Земля, т.е. как бы всемирные) политические проекты, но называются они главным образом территориально (Индия, Китай, США, Британия, даже Исламский мир и тот имеет вполне конкретную локализацию). У каждой большой страны или территории - свой проект, в конечном счете сводящийся к "мы - самые главные". Какой к черту прогресс, когда планету делить надо? Кто победит в мировой войне, тот и устроит Вам "светлое будущее" - а какое именно, там разберемся!

Для советских людей, воспитанных в духе марксистко-ленинского идеализма ("идеи, овладевшие массами...", "учение всесильно, потому что оно верно"), подобное положение дел выглядит довольно странным. Куда подевался идеологический фронт, рекрутировавший в 20-м веке огромное число бойцов? Почему мировые центры Власти прекратили производство "опиума для народа", сократив идеологическое ядро своих "глобальных" проектов до банального "Мы Избранный Народ, и мы должны править"?!

Разумеется, для точного ответа на этот вопрос нужно закончить весь проект ЧД. Но до его окончания осталось лет десять (если не тысяча), и к тому времени либо эмир, либо ишак (с), так что иногда хочется побаловать себя просто гипотезами, без уверенности в их правильности. Тем более, что недавно я прочитал в рукописи новую книжку Хазина (с рабочим названием "Книга по экономике" [1]), как раз и содержащую одну такую гипотезу.

Начнем наши рассуждения с простейшего вопроса: а этот самый "прогресс" вообще когда-то был? На первый взгляд, вопрос идиотский, еще недавно (в историческом масштабе) люди дрались каменными топорами, а нынче уже все втыкают в смартфоны. Однако если вспомнить мой любимый график подушевого ВВП, приходится признать, что нынешний "прогресс" возник только в 19 веке, а до того момента особой разницы в благосостоянии между дикарями и средними цивилизованными европейцами не наблюдалось. [У полковника Фоссета приводятся примеры эмиграции европейцев к латиноамериканским индейцам - уже в 20, насквозь просвещенном, веке!]. Если рассмотреть экономическую историю человечества чуток подробнее, то выяснится, что уровень подушевого ВВП Римской империи был вновь достигнут только в начале 19 века - а до того на протяжении двух тысяч лет наблюдался самый что ни на есть регресс, разбор Колизея на стройматериалы и практически полная потеря античного книжного фонда. Реальная история экономики - это не плавный рост на 1% в год, а своего рода синусоида - краткие века быстрого роста, сменяющиеся тысячелетиями медленного спада.

Пожалуй, это главная идея новой хазинской книги: экономика может работать в разных режимах. Экономический рост - вовсе не закон природы, а уникальный феномен, возникающий в одних социальных условиях и не возникающий в других. "Прогресс" в человеческой истории, несомненно, был - но был далеко не всегда, и во все прежние времена сменялся регрессом. [Возможно, та же самая судьба уготована и нынешнему "прогрессу"].

Разумеется, у нас возникает следующий вопрос: а какие условия требуются для экономического роста? [Наверное, "прогрессивная" государственная идеология, или развитая демократия? Ага, примерно как в Римской империи, скармливавшей христиан хищным зверям.] В модели Хазина экономический рост возникает за счет единственного фактора: углубления разделения труда.

Чем больше численность населения конкретного социума, тем более сложную экономику он потенциально способен поддерживать (сто человек - натуральное хозяйство, сто тысяч - аграрную экономику, сто миллионов - промышленную экономику, десять миллиардов - современный постиндустриал). До разделения труда каждый сам выращивал хлеб и шил себе рубашку, а после - 1% населения кормит хлебом всех, еще 1% населения обеспечивает всех рубашками, а остальные 98% делают что-то еще, и вот эти 98% "чего-то еще" и есть экономический рост (не на проценты, а в 50 раз; впрочем, разница между подушевых доходом в самой богатой стране и натуральным хозяйством составляет сегодня 300 раз, так что пример даже занижает реальный эффект разделения труда). Классический пример быстрого роста разделения труда - аграрно-индустриальный переход.

Модель сразу же объясняет экономические успехи Рима: население Империи в лучшие годы составляло 50 миллионов человек, так что там было между кем разделять труд. Однако одного населения для разделения труда мало: требуется еще и единая экономическая система. Произвести миллион рубашек для Китая, отправить караван и получить обратно письмо, что "все забрали разбойники" - так разделение труда не делается. Требуется защищенность производителя, власть Закона или Обычая, гарантирующая, что за произведенный для остальных 99% населения товар наш 1% фермеров получит свои деньги. Вот почему Рим вошел в историю не только римскими легионами, но и римским правом; экономический рост обеспечивался сильным и правовым государством.

Итак, большое население и правовая защищенность необходимы для экономического роста; но являются ли они достаточными? Хазин (вполне обоснованно) предполагает, что нет: существовали столь же многочисленные, как и Римская, империи (династия Мин в Китае, арабский Халифат в Средиземноморье, и много еще каких), с развитыми правовыми системами (вплоть до регулярной, каждые 10 лет, переписи населения в Китае в 14 веке!), которые однако не продемонстрировали экономических чудес, сопоставимых с Римом. Для объяснения этого факта Хазин вводит третье необходимое условие прогресса: культурный фактор, или глобальный проект. Если господствующая культура (например, воспетый Максом Вебером протестантизм) одобряет предпринимательскую деятельность, требует от всех граждан "обогащайтесь" - каждый начинает заниматься чем-то своим, и разделение труда растет. Если же культура формулирует "легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в рай" - то и энтузиазм по части предпринимательства будет соответствующий. Глобальный проект, поощряющий предпринимательство - вот третье необходимое условие, без которого экономический рост невозможен даже при большом населении и полном порядке в государстве.

А теперь вернемся к проблеме "прогресса" в наши дни. Сразу же становятся понятными истоки экономического роста 20 века: его обеспечила глобализация, расширение "экономического пространства" на крупнейшие (по населению) страны мира, прежде всего Юго-Восточную Азию (в середине 20 века) и Китай (в конце 20 века). Столь же понятным становятся и причины напряженности нынешней международной обстановки: больше такого прироста населения не будет (Африка даст проценты, а не разы, ведь в глобальной экономике и так работают несколько миллиардов человек). А значит, дальнейший рост возможен только за счет увеличения порядка, повышения защищенности предпринимателей во всем мире. Для этого должна появиться сила, способная "вот так всех держать" (выражаясь словами Верещагина), чтобы обнаженная девственница с мешком золота могла спокойно пройти от Бомбея до Лондона и там инвестировать этот мешок в очередного "единорога". Для этого нужно вместо двухсот (или сколько там уже) национальных юрисдикций ввести единые правила для всей планеты, под контролем какой-нибудь Мировой Комиссии. Вот что объективно требуется сегодня для продолжения экономического роста. Так стоит ли удивляться, что нынешние "геополитические" проекты - все об одном и том же, о том, кто будет главным?

Как видите, модель Хазина объясняет реальный прогресс (экономический рост), а вовсе не представления об этом прогрессе в коллективном сознании сторонников тех или иных глобальных проектов. 95 тезисов Мартина Лютера были совсем не про защиту предпринимателей и не про экономический рост - однако именно они на деле привели к Промышленной революции и Европейскому экономическому чуду. Точно так же "Капитал" Маркса меньше всего походил на программу помощи капиталистам - однако косвенным образом, через перераспределение общественного богатства в пользу трудящихся, как раз и привел к улучшению положения бизнеса (за счет увеличения спроса на его продукцию). Чтобы какой-то проект стал глобальным, он должен быть достаточно сложным, чтобы привлечь очень разных людей - а следовательно, содержать в себе многочисленные побочные эффекты, одним из которых является воздействие на "предпринимательский климат". Не зная, как на самом деле устроена экономика [мы предполагаем, что она и в самом деле устроена "по Хазину"], создатели "глобальных проектов" не могли включать в них ни описание правильных шагов для ускорения "прогресса", ни даже вообще самого "прогресса" (понимаемого как экономический рост). Им приходилось пользоваться текущими представлениями об устройстве общества, и выдвигать в качестве идейного ядра совсем другие идеалы (угодного Богу пуританина или же пролетария, "могильщика буржуазии"). Как именно эти проекты (создаваемые, как очевидно любому прочитавшему "Лестницу", с целью борьбы за Власть, а не с целью улучшения чьей-то там жизни) в итоге влияли на "прогресс", определялось исключительно исторической случайностью.

Вот так модель Хазина объясняет как отсутствие среди современных "проектов" малейших намеков на "прогресс", так и их поголовную нацеленность на "порядок", постановку всего человечества под контроль какой-то одной группировки. Остается ответить на последний вопрос: а как насчет "зловещего интеллектуального превосходства"? Если мы с Хазиным все это понимаем (а мировые элиты - нет, почему нет, и в книжке подробно расписано, и на пальцах вполне очевидно, потому что незачем им это, у них и так все хорошо) - то наверное некоторое "интеллектуальное превосходство" у нас имеется? Что мешает авторам взять и слепить "на коленке" свой собственный глобальный проект?

Да собственно, ничего не мешает (фактически, он уже начат, см. заголовок). Вот только надо честно признать, что мы еще мало знаем о том, как эти глобальные проекты проектируются, производятся, выводятся на рынок и становятся по-настоящему глобальными. Поэтому и приходится тыкаться во все стороны методом проб и ошибок. Поглядим, что будет лет через десять.

Примечание

[1] Книга Хазина получит окончательное название и выйдет в свет не раньше 2019 года, но ее содержание в итоге вряд ли сильно изменится.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 84 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →