January 6th, 2010

Есть мыслители в русских селениях, или Чему на самом деле учат в школе

Не было ни гроша, и вдруг алтын - второй раз за какие-то 6 дней нового 2010 года открываю для себя российского Мыслителя. Первым, как вы помните, был Кирилл Еськов, сегодня же благодаря наводке ivanov_petrov, я познакомился с Алексеем Любжиным.

Понятное дело, что это не мыслители завелись в России как мыши в теплом амбаре, а со мной что-то произошло, раз я начал их замечать. Произошло вот что: у меня наконец сложился однозначный критерий для отделения "мыслительных" текстов от "прочих". Как правило, мы имеем дело как раз с "прочими" текстами, выстроенными по схеме "тезис - куча слов в обоснование". Приведу цитату из Любжина, исчерпывающе характеризующую подобный стиль словогенерации:

Как жалко, что была она —
Несправедливая война.
Как много времени отняла
Она от ратного труда [4].


Моя запись, которую Вы сейчас читаете, - другой пример такого "прочего" текста; его тезис заключается в том, что мыслители мне нравятся больше словогенераторов, а кучу слов я уж как-нибудь сочиню. Мышлением в этом занятии пока что и не пахнет; намек на него появляется тогда, когда рядом с "тезисом" возникает другой тезис, а вместе с ним - интеллектуальная проблема, "кому верить?".

Уже разрекламированная мной монография (не поворачивается язык называть это произведение "учебником") Еськова заставляет задумываться едва ли не на каждой странице. Крепче других запомнившийся мне пример - дрейф материков Вегенера; на момент выдвижения гипотезы она подтверждалась кучей фактов, но не содержала самого главного: внятной формулировки причины, заставляющей материки ползать по поверхности Земли. В "прочем" тексте об этой проблеме не было бы сказано ни слова (см. как пример "Верхом на бомбе", книгу Никонова про гипотезу Ларина, там все идеи Ларина 100% верные, а не принимаются научным сообществом исключительно потому, что все кроме Ларина идиоты). А вот в тексте Мыслителя - наоборот, причинам непризнания верной и фактически обоснованной гипотезы уделено изрядное внимание. Внимание читателя переключается с устройства самой Земли на устройство наших знаний об этой Земле - какие модели принимаются за похожие на правду, а какие остаются в запасниках, и по какой причине.

Итак, "мыслительные" тексты всегда содержат несколько равноправных (в каком-то смысле) тезисов и возникающую в связи с этим проблему. Авторов, создающих такие тексты (в отличие от создателей "прочих") я и называю Мыслителями. Как видите, все просто... кроме собственно мышления :)

Ну а теперь о Любжине и школьном образовании. Первый тезис о нем всем хорошо известен - "школа должна воспитывать гражданина", "победы Германии на фронтах обеспечил прусский школьный учитель", как-то так. На эту тему можно написать миллион "прочих" текстов. А вот Мыслитель напишет совсем иное:

...если педагог находится внизу социальной лестницы, то — поскольку его статус ассоциируется у учеников со статусом образованности как таковой — воспитательный результат его работы именно для представлений об образовании может оказаться катастрофическим

Переводя на рабоче-крестьянский (нравится мне этот язык в последнее время) - если Ваших детей быть честными, умными и добрыми учит лузер, то на самом деле он учит их быть ворами, дебилами и мерзавцами. Причем учит по-настоящему, личным примером, ведь каждому в этой жизни воздается по заслугам.

Такой вот второй тезис открывает нам Мыслитель, а вместе с ним - и возможность поразмыслить над темой, а не просто пересказать друг другу вычитанные в передовице "Правды" правильные мысли.