January 8th, 2010

Проделки статистики, или Почему Галковский не Магеллан

Увидел у Мэтра странное - Мощь Галковского и не удержался, полез разобраться в вопросе. Мощь, по мнению Мэтра, заключается в умении не верить в чудеса и знать "законы физики", выражающемся, например, в скептическом отношении к возможности Магеллана совершить кругосветное путешествие.

Как показало вскрытие, в данном конкретном случае "мощь" оказалась скорее немощью:

1) 1. Путешествие Магеллана стало известно в Европе вовсе не после публикации Пигафетты. В 1522 году секретарь Карла V Максимилиан Трансильванский опросил выживших спутников Магеллана, включая Элькано, в Вальядолиде и изложил полученную информацию в письме зальцбургскому архиепископу "Maximiliani Transyuani Caesaris a secretis epistola, de admirabili & novissima hispanoru in orientem navigatione, que auriae, & nulli prius accessae regiones sunt, cum ipsis etia moluccis insulis" (сокращенно "De Moluccis insulis" или "О Моллукских островах"). Этот текст настолько впечатлил европейскую общественность, что вскорости был напечатан в Кёльне в 1523 году. Затем вышла его перепечатка в Париже, потом в Риме.
...
4. О плавании Магеллана знали и в России, поскольку посол Дмитрий Герасимов около 1525 года привез издание Максимилиана Трансильванского в Москву, где был сделан русский перевод «Сказание о Молукитцкых островех», список которого хранится в Ленинке.


2) Он имеется и в google books. Это большой сборник документов о первой кругосветной экспедиции. На странице 413 (516 в pdf) начинается индекс. Как легко заметить, речь идёт о массе официальных документов, отчётов, договоров, вплоть до смет и навигационных дневников. Один из первых документов — „бизнес-план“ экспедиции, представленный Магелланом королю (как вы наверное знаете, финансирование экспедиции Магеллана было связано с Тордесильясским договором). Имеются там и долгожданные писания Максимилиана Трансильванского, коих многие столь долго алкали. :-) Местоположение документов также указано. Тут встречаются наши старые знакомцы: coleccion Munoz и Archivo de Indias. Интереса ради я проверил, и быстро нашёл там несколько отсканированных оригиналов.

Как видите, экспедиция Магеллана оказалась документирована несколько лучше, чем это казалось "самому информированному человеку в СССР", и сомневаться в реальности практически невозможного, по меркам начала 16 века, кругосветного путешествия таки не приходится. Как же так вышло, что один из умнейших людей России оказался в плену у "законов физики", позволивших сделать такое вот категоричное заключение:

Вообще-то историку «магелланов» надо топить в самом начале, как слепых котят. Иначе до конца жизни до реальной истории не доберёшься.

На мой взгляд, тут мы имеем дело с типичной проделкой статистики. Все помнят Магеллана, чья экспедиция чудом (вернулись домой лишь 10% людей и один из пяти кораблей) завершилась успехом, но никто не помнит остальных мореплавателей, повернувших назад или пошедших ко дну. Шансы на то, что одна-единственная экспедиция с первой попытки пройдет кругосветку, действительно невелики. Но если такие или похожие попытки предпринимаются сотнями флотилий, то одна из них неизбежно достигнет цели. И конечно же, с учетом опыта сотен неудач, такой успех будет казаться чудом, нарушающим "законы физики".

Впрочем, в ловушку статистики попал не только уважаемый Мэтр. Сам Хуан Себастьян Элькано, капитан единстенного вернувшегося из магелланова путешествия корабля, угодил в ту же западню. Он посчитал успех предыдущей экспедиции не чудом, а закономерным результатом своих усилий, и попробовал повторить успех в составе экспедиции Лоайсы. Результат - потеря всех семи кораблей и смерть посреди океана.

Вот почему Магеллана сегодня знают все, а Элькано - лишь интересующиеся историей географических открытий. "Успех не просто имеет значение, он - единственное, что имеет значение" (с) Магеллан уже вытащил свой счастливый билет в Историю; Галковский - еще плывет по бурному океану.