September 22nd, 2010

Лакмусова бумажка для политических движений, или Преодоление КПСС

Долгое время афоризм Черномырдина - Какую бы общественную организацию мы ни создавали - получается КПСС - полностью исчерпывал содержание политического процесса в постсоветской России. salery посвятил этому феномену одну из своих лучших записей 2009 года:

В добавление к до сих пор живущим советским мифам и стереотипам последние два десятилетия успели породить свои, которые мешают адекватно воспринимать действительность. Один из самых распространенных – представление о двух этапах, на которых правили разные люди: в 90-е –"антисоветчики-западники-либералы", а затем – "патриоты-государственники". Теперь 90-е и официально прокляты как время "не тех" людей.

Между тем, люди-то были те же самые. Все эти годы власть находилась в руках советской номенклатуры, которая использовала и выдвигала на вид тех или иных "публичных политиков" в зависимости от того, как складывались для нее обстоятельства. Когда важнее было произвести впечатление вовне - следовало потрясти Чубайсом, когда внутри – спрятать его под стол.


Среди телевизионных марионеток менялись "демократы" и "государственники", а реальная власть в комитетах и аппаратах оставалась все у той же когорты профессиональных организаторов, воспитанных в КПСС и ВЛКСМ. Идеология тех, кто реально способен работать в российских государственных органах, описана еще Восленским и с тех пор ничуть не изменилась:

Да, мы истребили миллионы людей, мы и сегодня действуем методами полицейского террора и наблюдения — но это необходимо для того, чтобы поддерживать в стране порядок. Да, мы пресекаем любую оппозицию, потому что она может увлечь за собой народ, и снова восторжествует стихия разболтанности. Да, народ нас не выбирал — но он нас боится и терпит... Наши привилегии — справедливая награда за жесткое, но правильное руководство обществом. Мы не верим в слюнтяйские рассуждения о всеобщем равенстве — его не было и не будет. Никакого бесклассового общества мы не строим, а стараемся увековечить свое господство. Однако это хорошо и для всей страны — мы считаем, что не только она нужна нам, чтобы ею править, но и мы ей нужны как твердые и уверенные правители. Пусть наша власть тягостна для подданных — она гораздо лучше той анархии, которая наступит, если нас не станет

В химически чистом виде эту Программу Партии можно встретить в текстах нынешних "охранителей"; однако и у многих других, с виду "демократических" и "либеральных" авторов сквозь словесную демагогию частенько проступает та же физиономия Большого Брата:

Дмитрий Бутрин: Из кого же будем набирать этих людей, из просвещенных доброхотовых?
Роман Доброхотов: Ну, так одна треть, простите, не страдает ксенофобией.
...
Дмитрий Бутрин: Мы заранее поразили в правах людей, которые потенциально подвержены ксенофобии?
Роман Доброхотов: Естественно, мы преступников не будем включать…
Екатерина Пархоменко: Простите, две трети преступники, что ли?
...
Роман Доброхотов: Когда они начинают выражать эти взгляды, они превращаются в преступников. До тех пор, пока они этого не делают, они могут заниматься, чем угодно. Две трети – это латентные ксенофобы.
(via abondarcev)

Две трети населения России "преступники", "звероподобный сброд" и "мешают модернизации" не потому, что так оно на самом деле. Они "преступники" потому, что только этим можно объяснить право Номенклатуры на "жесткое, но правильное управление обществом". Любое официальное (одобренное Номенклатурой) политическое движение в России обязано так или иначе обосновывать это право - хоть "борьбой с коммунизмом", хоть "борьбой с русским фашизмом", хоть на самый худой конец "борьбой с архаичным населением во имя Модернизации". Главое, чтобы лозунг "демократия это когда власть принадлежит демократам" оставался в силе.

Все это в общем-то и так понятно (или нет?!). Но вот в последние месяцы на мой не слишком компетентный взгляд что-то изменилось. Знаменитая 282-я статья, долгое время бывшая "нашим всем" для либералов и государственников, вдруг перестала нравиться некоторым политическим движениям. Признаюсь честно, мне было очень трудно поверить вот этому:

...я готов подписать любой текст за отмену 282-й статьи. Её просто не должно быть. Тут не нужно думать, что потом делать с законодательством и чем её заменять. Её нужно просто убрать, а преследования по ней – прекратить. «Фсё».

Но последующие события подтвердили: РОД действительно пересмотрел позицию "применять 282-ю к своим противникам" в пользу более конструктивной "не отвечать на слова наручниками".

Еще больше я удивился, обнаружив, что "опричники" Калашников-Делягин-Бощенко, создавшие недавно партию "Родина: здравый смысл", тоже против 282-ой:

Друзья и сограждане,
Ст.282 Уголовного кодекса позволяет правящей бюрократии трактовать почти любую попытку защиты гражданами России своих прав, в том числе социально-экономических, как уголовное преступление.


Уникальный случай в российской политике: два совершенно разных (буржуазно-националистическое и этатистско-имперское) движения призывают к одному и тому же, да еще не поливают друг друга грязью. Так может быть, отмена 282-ой статьи станет той "лакмусовой бумажкой", которая позволит отличить реальные политические силы от порождений имитационной демократии?

Давайте проверим эту гипотезу. Составим карту российской политики, где на одном берегу будут движения "за 282", а на другом - "против 282". Пишите в комментарии известных Вам политиков или организации, если есть под рукой ссылки на позицию по 282, их тоже - а я берусь составить первую версию карты и выложить ее на всеобщее обозрение.