October 27th, 2010

Про 1% Михалкову, или Не убили бы кого...

Пока по ЖЖ идет вялая (по сравнению с бычкованием) движуха "Отошли CD Михалкову", вопрос, кому достанутся 200 млн. долларов в год, все еще открыт:

Между тем, до сих пор не понятен ответ на один из важнейших вопросов — кто будет заниматься распределением собранных денег. Известно, что претендентов два: Российский союз правообладателей Никиты Михалкова и Российское общество по смежных правам Ахмеда Тагибова. Росохранкультура тянет с ответом, хотя обещала определиться еще несколько дней назад.

Знающие люди намекают, что дележ 200 миллионов может оказаться непростым делом:

Вот еще одна интересная история. Да, ссылка на Горшка, но там-то - материал Коммерсанта.

Короче, еще один спор хозсубъектов.


"Интересная история" на самом деле совершенно неинтересна - Главу Российской фонографической ассоциации забили до смерти.

Слабовато по сравнению с 90-ми, когда в бизнесе по книгопечатанию учебников все топ-менеджеры ходили в бронежилетах, а гибли исключительно от автоматных очередей. Но убить, как видите, все еще могут.

Вот почему она не стреляла, или Урок неудачи с "нановодкой"

Вряд ли кто из моих читателей помнит проект nanovodka, посвященный попытке найти медикаментозный способ "лечения алкоголизма" путем штудирования Интернета и построения умозрительных моделей. Проект закончился неудачей (где нановодка, а? нетути!), причем по двум причинам сразу. Первая была очевидна еще в 2008 году - мой личный алкоголизм оказался не столь запущенным, как я полагал, а потому не выдержал конкуренции с увлечением датапультом.

А вот вторую причину я осознал только сегодня:

Было обнаружено, что у бывших наркоманов в мозге повышена активность гена Argonaute2. Белок, который кодирует этот ген, подавляет возможность мозга возвратиться в состояние до приема наркотика. Проверяли на грызунах. Те, что этого гена не имели, вообще очень быстро забывали всю бодягу с введением наркотика и скоро переставали реагировать на импульсы связанные с его приемом. А вот те, что ген имели, продолжали возвращаться и возвращаться к месту выдачи зелья в клетке даже по прошествии относительно большого времени после прекращения приема препаратов.

Вообще-то первый "ген алкоголизма" был обнаружен Кеннетом Блюмом еще в 1990 году, после чего открытия таких "генов" происходили едва ли не каждый год. Однако в рамках "нановодки" мы предполагали, что генетически предопределена только статика нейрофизиологических процессов (число и активность рецепторов). У кого рецепторов мало, тот испытывает от психохимии особенный (по сравнению с обычной жизнью) кайф и потому сильнее подсаживается; значит, надо всего лишь нарастить побольше рецепторов, разливай нановодку да пей. Но не тут-то было!

Оказывается, и динамика нейрофизиологии тоже задана генетически. Независимо от исходного числа рецепторов, скорость их "наращивания" сильно отличается от человека к человеку, и в особо запущенных случаях оказывается вообще нулевой! Для лечения таких случаев психохимии (молекул ПАВ) недостаточно, нужно прибегать к генетической модификации всего организма. А для этого Интернета и соседней аптеки уже недостаточно.

Вот как выглядит современная, 2010 года, редакция нановодки:

За последние несколько лет было показано, что у хронических алкоголиков в головном мозге снижен уровень рецепторов дофамина типа D2. В результате их ощущение удовольствия резко падает, и они вынуждены принимать все больше и больше алкоголя. Биохимики Национальной лаборатории Брукхевена предположили, что введение таким людям (или крысам) гена, контролирующего синтез D2-рецепторов, ослабит их пристрастие.

Ученым удалось создать генетически модифицированный вирус, в геном которого был включен ген D2-рецептора. Когда этим вирусом заразили экспериментальных крыс-алкоголиков, результаты превзошли все ожидания. Крысы, предпочитавшие заменять почти всю воду спиртом, снизили свои пристрастия на 43% и в результате стали употреблять на 64% меньше спирта, чем особи, получившие плацебо. Крысы, отличавшиеся до инфицирования небольшой склонностью к спирту, сократили его употребление практически до нуля.

"Но это всего лишь предварительные результаты, - прокомментировал свою работу Панайотис Танос, руководитель проекта. - Но когда вы видите, что крыса, включавшая в свой рациона 70-80% алкоголя, через три дня перешла на 20-30%, статистика не нужна. Возможно, скоро мы сможем создать на этой же основе клинический метод для борьбы с алкоголизмом."


Урок проекта "нановодка" заключается в том, что не все задачи на свете решаются с помощью мозгов и Интернета. В некоторых случаях нужна и Брукхейвенская лаборатория.