March 24th, 2018

Дело Скрипаля и теория Власти

За вчера-сегодня увидел в соцсетях два разных мнения умных людей, поразивших меня каким-то несообразным ситуации пессимизмом:

1) Ну вот и пипец. Привет МИДакам с их «дурачком-старичком-новичком»...

Мэй представила ЕС доказательства по делу Скрипаля, заявила Меркель. РИА Новости. RIA.RU


2) Вчера в Колумбийском университете (Нью-Йорк) прошла конференция по американо-российским отношениям, в которой принимал участие автор этих строк. Само по себе мероприятие пристойное, академическое, публика в основном интеллигентная и знающая. По предмету обсуждения – ощущение безнадежности, никаких идей по выходу из тупика не просматривается. Но вот что удручает больше всего – никто, даже люди адекватные, спокойные и в целом настроенные к нам нормально, не сомневается, что случившееся в Лондоне имеет отношение к России. Апелляция к рациональности, зачем же такое бессмысленное и саморазрушительное действие, не работает. То есть либо это очередной фортель Путина, который тем самым стремится вновь и вновь показать западникам, что они – никто, а он будет с ними делать все, что захочет. Либо версия о слабеющем пахане, который уже не может контролировать бандитов из своей шайки...

Коммуникация просто рушится, отчуждение быстро усугубляется. И последствия могут быть весьма плачевные


Не помню, писал или нет, пора изучать еврейский опыт жизни в условиях вековой стигматизации.


Пипец, мы все станем изгоями.

Между тем, теория Власти учит, что ни одна массированная публичная кампания не начинается потому, что "случилось страшное". Когда в США убили ихнего президента, причем убийца только-только приехал из СССР с курсов коммунистических террористов - ничего даже отдаленно похожего на "дело Скрипаля" не возникло. Когда в 1986 году в СССР бабахнул Чернобыль, накрыв радиоактивным облаком пол-Европы, никто на Западе даже не заикнулся, что СССР утратил контроль над своим ядерным оружием, и его надо "дипломатически изолировать". Наконец, когда в 2006 году в той же Англии отравили полонием Литвиненко, и все доказательства, что полоний приехал из России, стали известны буквально сразу - "адекватные и настроенные к нам нормально" люди даже в мыслях не имели сказать что-то плохое о России.

Потому что команды не было.

Кампании, подобные "делу Скрипаля", готовятся и проталкиваются в общественное мнение долгие годы (классический пример - Уотергейт, раздутый из рядового эпизода с помощью целого ФБР). Их причиной являются не отдельные события, а принятое властными группировками высшего уровня стратегическое решение: перейти от дипломатии к конфронтации. После дается команда (о которой еще в 2014 году предупреждал небезызвестный Рабинович), и настроения "адекватных" (написали бы еще "самостоятельно думающих", хе-хе) людей быстро меняются в нужную сторону.

Дело Скрипаля не имеет никакого отношения к происходящим на дипломатическом фронте событиям; не было бы этого повода, нашелся бы другой. Собственно, конфронтация тем и хуже дипломатии, что при ней невозможно еще более ухудшить к себе отношение, ты и так уже не субъект переговоров, а объект воздействия. А следовательно, все дозволено, и велик соблазн (для обеих сторон) сорваться на совершенно отмороженные действия. Ну сами знаете, кто на войне не совершал военных преступлений - тот на войне не был.

Поэтому кричать "пипец" и готовиться жить в гетто надо было в 2014 году. А сейчас это не пипец, а плановое развитие событий, до конца которых, кстати, еще очень много лет. Войны такого масштаба за десятилетия не проигрываются.

Простые соображения, которые почему-то не пришли всем в голову

Уникальный случай, когда хочется привести весь текст. Потому что удивительно кратко и по делу.

Наиболее охотно и уверенно (сужу по себе) люди рассуждают о вещах, в которых совершенно ничего не понимают – будь то политика, футбол или что угодно еще. И наоборот – как только мы начинаем хоть немного что-либо понимать, мы сразу начинаем понимать, сколь многого мы не понимаем. И чем больше мы понимаем, тем большим становится наше понимание нашего непонимания.

1. На протяжении почти всей истории военные мундиры военачальников резко выделялись на фоне общей армейской массы. Белоснежные кони, сверкающие доспехи, расшитые золотом мундиры, красные плюмажи - их было видно на огромном расстоянии, и всем было сразу понятно, кто это. Но в настоящее время повседневная военная форма рядовых и генералов не отличается почти ничем, за исключением небольших нашивок. Что произошло? Произошло развитие средств вооружения и средств поражения на дальней дистанции—красивые мундиры превратились в отличные мишени, а убить вражеского генерала гораздо предпочтительнее, чем убить рядового.

2. В прошлом крупными компаниями нередко единолично владели их основатели, также единолично управлявшие собственными компаниями (в РФ это было распространено еще совсем недавно и еще не совсем исчезло). С появлением акционерных обществ ситуация усложнилась, но владельцев основных крупнейших пакетов акций можно было легко установить. С появлением номинальных держателей и инвестиционных фондов, обезличивающих владельцев, постороннему человеку стало невозможно понять, кто является реальным собственником тех или иных крупных активов. «Акции обращаются на бирже», это все, что вам надо знать. Тем не менее физические лица, владеющие крупными пакетами акций, существуют, но они не хотят, чтобы вы о них знали.

3. Кому принадлежит власть в юридическом лице? Исполнительная власть – генеральному директору, который действует и вещает от имени корпорации. А кому подчиняется генеральный директор? Акционерам корпорации, владеющим значимыми пакетами акций. Если провести аналогию с государством (а провести такую аналогию можно и нужно, поскольку государство, в определенном смысле, представляет собой мегакорпорацию), то можно задаться вопросом, а кто является крупными акционерами государства? Понятно, что граждане являются (не) более чем скромными «миноритариями» с одним голосом из миллионов (то есть, лохами, которых можно кидать как угодно), но значит ли это, что никаких крупных акционеров нет вообще? Отнюдь нет. Голоса некоторых граждан могут быть весьма и весьма значимы (к примеру, мнение гражданина Березовского в 1999 году значило, пожалуй, гораздо больше, чем мнение всех «простых» граждан РФ, вместе взятых). Крупнейшие компании—скажем, Газпром или Сбербанк—формально вообще не имеют избирательных прав, но это не значит, что они еще менее, чем мы с вами, могут влиять на процесс принятия государством важных экономических, финансовых или даже военных решений. Персональный состав акционеров государства и количество их «акций» постоянно изменяются, но важно понимать, что эти акционеры есть, и это далеко не мы с вами. Как известно, корпорации могут владеть друг другом, и находиться в самых разных взаимоотношениях (есть дочерние компании, материнские, сестринские, и т.д.). Если продолжать аналогию с государствами, то могут ли государства находиться в подобных взаимоотношениях? Безусловно. Англия владела Индией, у Германии и Англии было «совместное предприятие» в Турции начала 20-го века, Китай в начале 20 века принадлежал сразу нескольким европейским государствам, и т.д.

4. Примерно до середины 20 века публичная политика большинства государств действительно была публичной—в том смысле, что публика видела и могла понимать смысл происходящих событий. Государства открыто заявляли о своих политических целях (будь то прямое приращение своей территории или контроль каких-либо территорий), открыто вмешивались в дела более слабых государств, открыто делили мир и так далее. Но затем процессы скрытия и маскировки (подобные описанным выше в пп.1-2) произошли и в сфере политики. Сегодня реальные политические цели крупнейших государств мира полностью скрыты от обывателей, и о них можно только догадываться (увы, безуспешно). Скрытие реальных политических механизмов произошло и в отношении лиц, принимающих решения. Если раньше лицо, номинально возглавлявшее государство (к примеру, российский император или король Франции), действительно имело всю полноту власти и возможность определять политику государства, то в нашу эпоху на арену вышли временные менеджеры, CEO, которые могут быть всего лишь актерами, «говорящими головами», озвучивающими то, что от них требуется.

5. Важно понимать, что в настоящее время реальный политический процесс и его изображение массам могут вообще не иметь никакого отношения друг к другу. Картинка в телевизоре, политическая повестка дня в медиа, выборный процесс стали, с одной стороны, элементами «реалити»-шоу, а с другой стороны—средством создания у широких масс избирателей иллюзии того, что они напрямую участвуют в политическом процессе, и что осуществляемая политика осуществляется исключительно по их велению. С властей в данном случае взятки гладки, «вы же сами за это голосовали».
Ну и задайте себе вопрос, на который вы, по здравому размышлению, не смогли бы, увы, ответить «да» - «Если бы государство, в котором я живу, контролировалось другими государствами, преследующими в отношении него неведомые мне цели, то смог бы я каким-нибудь образом понять это?». Нет и еще раз нет – никакой возможности понять это у вас бы не было. Из каждого утюга неслось бы о вставании с колен, о десятитысячелетней великой истории великой Мганги, о ее нетленных духовных устоях и противостоянии Злу—ненавистным белым людям. О нашем суперсекретном сверхоружии и о том, что мы вот-вот покажем всему миру наш большой и черный. Вам просто не пришла бы в голову мысль, что вся ваша информационная «реальность» это всего лишь продукт, при помощи которого ненавистные белые люди манипулируют вами и насмехаются над вами.

6. Где-то встречал фразу, что все государства это хищники, цель которых уничтожение друг друга. Мне кажется, это не совсем так. Хищники не поедают друг друга, они поедают овец—то есть, нас.