June 19th, 2018

Что делать (2): Хорошо быстро не бывает

на правду новую смотрю, и убеждаюсь, что она
стара, как смерть, страшна, как смертный грех
- Михаил Щербаков

Начиная большой и сложный проект (такой например, как разработку новой формы Власти), следует прежде всего ответить на вопрос: а стоит ли вообще его начинать? Точно ли не существует другого, более простого и быстрого способа достичь требуемой цели ( «доброго, справедливого и рационального общества»)?

Тысячелетиями ответ на этот вопрос был очевиден: конечно же, есть другой способ! Зачем долгие годы «изобретать велосипед», когда можно просто собрать банду революционеров, оснастить ее привлекательными идеями и бородатыми вождями, навербовать сторонников, захватить Власть – и навести пресловутый «новый порядок»?

А если немного подумать, окажется, что не нужны и революционеры. Разве кто-то может лучше разобраться во Власти, чем ее потомственные профессионалы, столетиями правящие Британской империей? Все, что можно было изобрести во Власти, ими давно уже изобретено, и миром управляет самая эффективная властная группировка. Поэтому бессмысленно мечтать о более лучшей жизни, нужно слушаться серьезных людей и продвигаться по личной лестнице в небо.

Значит, моя затея обречена? Люди потянутся не ко мне за новыми знаниями, а к революционерам за обещаниями быстрого успеха и места в банде? Но даже если ко мне – ничего нового я не смогу им открыть, потому что все тайны Власти давно известны английским лордам и прекрасно работают на практике. Проект закрыт, всем спасибо?

Разумеется, нет. Все, что я уже знаю о Власти, опровергает наивные представления о простых способах решения нашей задачи. Банды революционеров, приходя к Власти, создавали не «новый порядок», а старые как смерть вождистские режимы. Английские лорды совершили свою Славную революцию в конце 17-го века, а сколько-нибудь значимый экономический рост начался на Земле только в середине 19-го. Властная группировка, правившая на Земле весь 20-ый век, «осчастливила» человечество концлагерями, тоталитарными режимами, двумя мировыми войнами, и обеспечила всех будущих диктаторов планеты полной безнаказанностью, раздав им из-под полы ядерное оружие.

Современный мир все еще мало похож на «царство добра и справедливости», потому вопрос о Власти, способной сделать его лучше, по-прежнему остается открытым. Другое дело, что вопрос этот очень и очень непрост. Причем это еще мягко сказано; если английские лорды, имевшие в своем распоряжении все интеллектуальное богатство человечества, за триста с лишним лет не сумели его решить – то разрешим ли он вообще? Не имеем ли мы дела с очередной квадратурой круга, или с «поразительно простым доказательством» теоремы Ферма, которого не существует?! Почему я уверен, что у меня – получится?!

По двум причинам. Во-первых, мне нужна именно новая форма Власти. Не пропагандистские идейки для привлечения сторонников, и не риторические уловки для обмана конкурирующих группировок, а реальный ответ на вопрос – что нужно изменить во Власти, чтобы она начала улучшать окружающий мир? Английские лорды веками решали иную задачу: что нужно менять в остальном мире, чтобы сохранить свою Власть. Их тайные знания – ключ от другого замка.

А во-вторых, если не я – то кто же? Предложенная в «Лестнице» модель описания общества не существовала до выхода книги, Власть (как совокупность властных группировок) никогда не выделялась в качестве самостоятельного фактора общественной жизни, и не воспринималось как что-то требующее изучения и уже тем более проектирования. Даже само существование Власти (не государственных структур, а властных группировок, их контролирующих) до недавнего времени отрицалось абсолютным большинством интеллектуалов (до сих пор политические решения принято объяснять «интересами» искусственно сконструированных субъектов, вроде наций, классов или отраслей экономики). Кто в этих условиях лучше меня сможет разобраться в проблеме и хотя бы подобраться к ее решению? В ближайшие 10-15 лет, пока теория Власти не станет популярной среди исследователей – никто.

Так что nobless oblige, и давайте перейдем к делу.

"Белое дело начинали почти святые, а закончили почти разбойники" – Василий Шульгин

Почему хорошие люди не могут просто «объединиться» и создать идеальное общество? Потому, отвечает теория Власти, что плохие люди имеют конкурентное преимущество. Хороший человек распределяет все средства на общеполезные дела, плохой же оставляет часть для себя и своих близких. В результате любое начинание (будь то раннехристианские общины или киевский Майдан) заканчивается одинаково: на вершине Власти оказываются люди, обеспечивающие максимально возможное изъятие общих доходов в пользу своей группировки. Неважно, насколько «хорошие» люди начинают дело; в конечном счете его все равно возглавят настоящие разбойники.

Но если так, то как вообще возможен прогресс человечества? Как быть с «европейским чудом», взрывным ростом подушевого ВВП начиная с Промышленной революции? Ведь правящие группировки должны выжимать из общества последние соки, делая невозможным какие-либо инновации? Что они сделали не так в 19-м веке?!

Постойте, а кто сказал, что они сделали что-то не так?!

Вот график распределения доходов по человечеству в целом, построенный на данных Bourguignon, Morrison 2002. Использованный в графике индекс Тейла (1967) – 0, когда все доходы одинаковы, и 1, когда все доходы получает только один человек. Серыми линиями представлены составляющие неравенства: отдельно между странами (сильно выросшее к середине 20 века), и между людьми внутри стран.


Как видите, доля доходов, изымаемая мировой элитой, стабильно росла на протяжении всего «европейского чуда». Единственным отличием от предшествующих веков стала глобализация – возможность изымать средства не только у собственного населения, но и у населения сначала колоний, а потом «развивающихся стран». Правящие группировки, догадавшиеся поделиться доходами с населением своих стран, получили преимущество в захвате новых подданных. А когда раздел мира закончился, что сделали элиты?

Разумеется, перестали делиться. Вот другой график, на этот раз доли верхнего 1% населения в совокупном доходе общества, для англоязычных стран (наследниц Британской империи):


Источник – https://ourworldindata.org/income-inequality. Обратите внимание на «поворотный пункт» в середине 1970-х (нефтяной кризис, Уотергейт, крах Бреттон-Вудской системы, смерть Мао, хельсинские соглашения с СССР).

В то время как монархии тупо отбирают у населения последнее, олигархии способны периодически «отпускать вожжи». Заключив между собой «пакт о ненападении», властные группировки получают возможность направлять изымаемые доходы не только на содержание солдат и покупку лояльности, но и на развитие своей ресурсной базы (в случае «европейского чуда» – создание промышленности, торгового и военного флота, колониальной администрации, либеральной идеологии, международной финансовой системы и так далее). А когда вновь созданные ресурсы начинают давать отдачу, начинается «сбор урожая», частенько заканчивающийся разрывом всех договоренностей (вот почему «европейское чудо» 19-го века привело к концлагерям и мировым войнам 20-го).

Поскольку мы, обычные люди, представляем собой всего лишь ресурс властных группировок, поведение Власти периода «инвестиций в ресурсы» нам выгодно, и мы считаем такую Власть лучшей из возможных. Но рано или поздно этот период заканчивается, приходит пора «стрижки овец», и вот тут-то становится ясно, что олигархия это совсем не про «добро» и «справедливость», что цель олигархии та же, что и у любой другой Власти. А именно – как можно больше отобрать у нас с вами.

Так, если коротко, теория Власти описывает проблему создания «доброго, справедливого и рационального общества». Как легко видеть, Власть действует исключительно рационально (максимизирует собственную выгоду), но эта рациональность не имеет ничего общего с добром и справедливостью. Экономические и социальные изменения происходят не потому, что Власть прямо в них заинтересована, а как побочное следствие инвестиций Власти в развитие старых и создание новых ресурсов.

Вот теперь проблема новой Власти заострена до предела. Никакая Власть не может себе позволить доброту и справедливость, потому что находится во враждебном окружении других Властей. Да, на какой-то период, договорившись с противниками о ненападении, Власть может «отпустить вожжи», и позволить подданным создавать новые ресурсы – но лишь затем, чтобы снова взять их под контроль и поставить себе на службу. Иначе эта Власть неизбежно погибнет от руки другой Власти, существовавшей ранее или выросшей вместе со вновь созданными ресурсами.
Так как же возможна добрая и справедливая Власть?!

"Коммунизм не наука: ученые сперва на мышах проверяют! - Советский анекдот

На этом этапе размышлений обычно начинается мозговой штурм. А что, если сначала убить всех плохих людей, ведь тогда у правильной Власти не будет конкурентов? А что, если давить новые властные группировки в зародыше? А что если поставить управлять обществом роботов, не образующих властные группировки? А что, если…

Как видите, придумывать гениальные идеи легко и приятно. Трудности возникают на следующем шаге: ну вот есть у нас есть гениальная идея, а как теперь убедиться, что именно она правильная? Теории Власти учит, что экспериментальным путем можно обосновать правильность любой идеи: достаточно собрать толпу сторонников, объединить их строгой дисциплиной, захватить с их помощью Власть – и вот Вам еще одно единственно верное учение. Гуманитарные науки потому и не технические, что люди способны на какие угодно действия – особенно если их долго бить. Поэтому популярность какой-нибудь гуманитарной теории, или политического учения – аргумент скорее против, чем за: эта популярность говорит лишь о способности учения служить Власти.

Надежнее выглядит проверка идей на массиве исторических данных. Убить всех плохих людей? Пожалуйста, вот десятки примеров (начиная с Гаити 1804 года). Давить властные группировки в зародыше? Наверняка бывало и такое, «больше трех не собираться» не случайно стало расхожей фразой, а закон «О записывающих взаперти» был реально принят при Петре I. Назначать на важные должности роботов?..

Вот тут история перестает работать: этого никто еще ни разу не пробовал.

Для оценки новых идей исторических данных недостаточно. Для этого требуется некая модель общества, позволяющая посчитать последствия тех или иных управленческих решений. В технических дисциплинах наличие таких моделей (чертежи, электрические схемы, бизнес-планы) самоочевидно, они уже созданы за сотни лет развития соответствующих наук. А вот в теории Власти (как и в прочих гуманитарных науках) посчитать ничего невозможно – у нас есть пока только общие слова и правдоподобные рассуждения.

Таким образом, подлинное (а не демагогическое) проектирование новой формы Власти требует ни много ни мало, а численной модели пронизанного властными группировками общества. Модели, проверенной на исторических данных. Модели, позволяющей «подкручивать» разные параметры (вроде «удалить из модели всех людей по критерию X» или «заменить N субъектов класса Human на субъекты класса Robot») и смотреть, что получится в результате. Модели, количественно отвечающей на вопрос, каким будет график «добра и справедливости» новой Власти на протяжении ближайших ста лет. И без такой модели любые проекты «новой» Власти будут лишь очередными агитками ее старых, набивших оскомину форм.

Повторю предыдущий вопрос.Как по-Вашему, какова трудоемкость (в тысячах человеко-лет) решения этой теоретической задачи?