August 21st, 2021

Цитата дня: настоящий лонг-ковид

меня интересовал вопрос с сотрудником, который его заразил. Проведя тогда расследования выяснили, что сотрудник заразился 15-16 июля. Возраст 40 лет. Не имеет сопутствующих заболеваний, физически крепкий. Так вот. Весь тот период до инфицирования Марка имел слабые проявления покашливал иногда почихивал, температура субфебрильная. Говорил тогда, что это простуда и продолжал ходить на работу. Потом он уехал в другой город. Периодически звонит Марку. Я Марка попросил спрашивать о его симптомах. Так как этот гуманоид ничем не лечится и считает, что у него простуда. В итоге прошло 35 дней, он до сих пор испытывает те же симптомы покашливает/почихивает и держится температура 37.2. Продолжает считать, что это простуда, не лечится, не ограничивает себя в мобильности.

Таким образом эта хрень никогда не закончится потому что таких бессмертных каждый третий, если не второй.


Даже интересно, как эта хрень в итоге закончится.

Цитата дня: к вопросу об идеализме

Содержит как наиболее короткое и материалистическое определение идеализма, так и его практические следствия применительно к Управлению:

В конце эвакуации капитан Чемберс принял решение, которое могло стоить ему карьеры, а то и свободы. Над авианосцем делала круги гражданская «Сессна берд дог», на которой находился майор южновьетнамских ВВС Буанг-Лай со своей семьей. Они бросали на «Мидвей» отчаянные записки с мольбой о помощи. Чемберсу было приказано велеть Лаю сесть в открытом море, поскольку палуба огромного корабля была заставлена прибывшими вертолетами, которым уже было некуда возвращаться. Капитан знал, что Лай и его родные вряд ли выживут, и принял историческое решение спасти союзника: он приказал своему экипажу столкнуть за борт вертолеты стоимостью миллионы долларов, чтобы расчистить на палубе место для посадки маленькой «Сессны».

Чемберс, вышедший в отставку в 1984 году в звании контр-адмирала, знал, чем он рискует. «Мне приходится жить со своей бабушкой, которая кричит мне в ухо: «Сделай по совести!». Отставник вспоминает мысли, которые приходили ему в голову, когда он принимал решение спасти союзного летчика и его семью. “У каждого человека есть совесть. Ты смотришь, какие у тебя варианты. В таких ситуациях нет выигравших. Ты делаешь, что можешь, делаешь то, с чем ты сможешь жить дальше, и знаешь, что у этого будут последствия».

Карьеру Чемберса, скорее всего, спасло то, что другие капитаны американской флотилии поступили точно так же. «Оказалось, — смеется он, — что, поскольку так много других кораблей спихнули в воду один-два вертолета, не отдашь же всех под трибунал! Но другим пришлось спихнуть один или два. А я, грешный, столкнул с палубы штук 25!».